Из путевых заметок по Петрозаводскому и Повенецкому уездам (стр.7)

Опубликовано: 24/09/2013 Читателей: 1298

Из путевых заметок по Петрозаводскому и Повенецкому уездам (стр.7) 

От Кяппесельги до Спасской Губы



      В д. Кяппесельге (29 июня) мы покинули почтовый Повенецкий тракт и направились в глубь Корелии, почти паралельно границ уездов Петрозаводского и Повенецкого, через Тивдию, Уссуну и Койкары, в Линдозеро. От почтовой станции до Лижмозера путешественник может выбирать между ездой верхом, ходьбой пешком и переездом в санях. Да, в санях. Там, где поезд плох, в Олонецкой губернии употребляются телеги, таратайки или кабриолеты, верховые лошади; где можно плыть – лодки; где нельзя ни проехать, ни проплыть – идут пешком, едут верхом, на дровнях, в санях, пожалуй в качалке; клад везут на волоках. Волока – это длинные оглобли, у которых нижние кницы толсты, загнуты для волоченья по земле и скреплены перекладиной; к перекладине прикрепляют доски, и на них кладут багаж путника. Качалку устраивают между двумя лошадьми, и крестьяне уверяют, будто ехать в ней очень покойно «как в зыбке (в колыбели)». О других способах переезда упомяну только, что в Каргопольском уезде по небольшим речкам в лодках не гребут, а «пихаются». Гребец упирается веслом в берег и подвигает вперед лодку.

      И так мы двинулись в путь: кто верхом, что в санях, кто пешком. Был удушливо-жаркий день, тропа приходилась как раз против лучей солнца, мириады оводов, мух и мошек носились около лошадей, но в сумятице садились и на людей и, вероятно по ошибке, пробовали кусаться, и, если кто ни будь не успевал принять предосторожности, то мгновенно бывал укушен до крови. Дорога была насмешкой над этим именем: между чащей корбы (дремучего леса, выросшего на болоте) тянулась узенькая тропа, усеянная большими и острыми каменьями, кочками, корнями, изрытая ямами; в топях, на больших протяжениях, были настланы мостки, то есть в грязь брошены бревна и жерди: из них одни сгнили, другие перевертываются, когда на них ступишь, третьи торчат вверх и вниз. Вот они знаменитые мосты, которые, ведя коня одной рукой, другой настилал Илья Муромец от Чернигова к Киеву, и дорога, должно быть, была дорога, которая до исправления богатырем считалась заколодевшею и замуравевшею.

      Отбывши невольную дорожную повинность, усталые, истомленные зноем и искусанные гнусом, мы добрались кое-как до берегов Лижмозера, где пересели в лодку. Солнце было на закате, к вечеру появились тучи комаров; но за то нас везли быстро дружной граблей . Гребцами были лихие и бесстрашные «гагары», жители Лижмозерского острова, которым каждый день по нескольку раз приходится переплывать озеро: на их острове только усадьбы, а пашни, пастбища и сенокосы за озером. Даже крестьянки Лижмозерския, чтобы подоить коров, должны каждое утро, не смотря ни на какую погоду, переправляться на «мандеру» (материк). Лижмозеро в длину верст 13, а в ширину кажет гораздо менее потому, что горизонт заслонен несколькими большими островами. Берега низменные, болотисты и поросли густым лесом. На твердой земле нас ждали верховые лошади, на которых, такой же отвратительной дорогой, как и до Лижмозера, мы добрались до селения Тивдии.


      Рядом с Тивдиею находится знаменитая Белая Гора и Тивдийские мраморные ломки. Стены доломитовидного мрамора выше 12 сажен поднимаются над горизонтом воды и далеко тянутся вдоль берега. Их почернелые, разорванные массы привлекают внимание не одною своею живописностью: везде видны следы человеческого труда. Разнородные глыбы мрамора, осколки и щебень разбросаны у подножья горы. На нее взбираются по природной каменной лестнице, которой ступени приспособлены для ходьбы гигантов и где обыкновенным смертным приходится лезть и цепляться, чтобы пробраться на самую вершину. Оттуда можно окинуть взглядом на далекое пространство ломки, ряды скал, длинную полосу реки и её бесплодные берега.

      Мрамор, добываемый на ломках, беловатого цвета с красноватыми жилками, верхние слои его светлее, нижние темнее и порой переходят в зеленоватый оттенок. Его добывали, отделяя большие глыбы от кряжа порохом: этот способ легче разбуриванья клином, но за то от сильного сотрясения при взрывах вся каменная масса получает трещины, и таким образом значительное количество мрамора пропадает без всякой пользы. Вообще разработка мрамора порохом признана в Европе окончательно вредною и в Алжирии на значительных ломках «iегdе аntiе» безусловно заменена отделением глыб посредством деревянных клиньев.

(на иллюстрации фото С.М. Прокудина-Горского "Медвежья гора" ~1910гг.)


Автор:
Из путевых заметок по Петрозаводскому и Повенецкому уездам (стр.7)
Оценка статьи: ОтвратительноУжасноПлохоСреднеХорошоПохвальноОтличноПревосходноПрекрасноВеликолепно! [Голосов: 7]


Мнение[Ваше мнение]

Страницы:
  • [Вернуться]
  • 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10


    Статьи раздела

    Новости раздела

    Новости путешествий

    Осенний туризм: плюсы, виды, страны Осенний туризм: плюсы, виды, страны Если вы являетесь ценителем красоты, прохлады и экономии, то осенние путешествия — это определенно для вас. Но ...

    знаете ли вы?

    Роттердам – другая Голландия Роттердам – другая Голландия Первой ассоциацией, которая возникает у любого туриста, связанная с Голландией, это конечно столица Амстердам с его свободными нравами, улицей Красных фонарей и кофешопами. Но есть в Голландии город, кардинально отличающийся от столицы, не только в ...

    Читайте нас в Twitter