«Компас» И. Кацнельсон

Опубликовано: 30/06/2013 Читателей: 1429 Нравится

«Компас» И. Кацнельсон В ящике стола лежит компас. Никелировка почти стерлась, желтые латунные бока тускло поблескивают. Даже северный конец стрелки не светится в темноте.
Но, глядя на этот старенький, видавший виды «адриановский» компас, я невольно вспоминаю и туристские тропы и суровые военные дороги...

КОМПАС НЕ ВРЕТ!

Летом 1936 года я с другом Борисом, студенты-металлурги, отправились в кольцевой поход по Кабарде и Сванетии. В то время даже группа из двух человек считалась полноценной, туристской. Мы бодро вышли из ущелья Адыр-Су в Верхний Бак- сан, а затем в Тегенекли (Пичвнари).
Этот район был очень популярным, почти ежедневно туристские группы шли в Сванетию через перевалы Бечо и Донгуз- Орун. Нами был избран Бечо — поближе и покруче.
После прошлогоднего восхождения на Эльбрус мы считали себя матерыми «туристскими волками», хотя нам едва исполнилось по девятнадцать лет.
Путь до места был пройден сравнительно быстро. Отдохнув я осмотрев Местию, двинулись обратно в Кабарду через Местийский перевал.
Объяснения консультанта местийской турбазы мы почти не слушали. Да что нам, покорителям Эльбруса, какой-то Местийский перевал, тем более что в руках у каждого из нас новенькие ледорубы, за плечами сизальская веревка, а в большом кармане рюкзака, в фанерном чехле,— кошки!
Однако к концу первого дня пути наша самоуверенность пропала. Измотавшись за день на моренах ледника Лекзыр, мы поняли, что перевал можно «случайно» и не найти. Теперь на остановках уже появлялись карта и компас. Но карта была крупномасштабной (кроки мы поленились снять на турбазе в Местии), она мало помогала, вся надежда была на компас.
      Решили идти по компасу точно на север, чтобы добраться завтра до лагеря «Сталь».
Переночевав на боковой морене Лекзыра, утром двинулись дальше. В пути старались идти по стрелке — на север, несмотря ни на какие препятствия. К нашему удивлению, стрелка часто отклонялась резко в сторону от русла ледника, и мы «царапались» по бараньим лбам, преодолевали на кошках крутые леднички между скалами. Вторую ночь кое-как провели на неудобной площадке. Ледник где-то правее, а мы, срезая углы, уперлись з сыпучие скалы.
Утром выяснилось, что из продуктов у нас осталась только банка сгущенного молока и немного хлеба. А перевального седла даже не было видно.
С большим трудом спустились к основному руслу ледника и начали подъем через ледопад.
Компас вел себя очень странно: его северный конец показывал в самые различные стороны.
— Наверно, здесь магнитная аномалия,— глубокомысленно заметил Борис. Я поддержал эту мысль и развил теорию о возможности продолжения известного Малкинского железнорудного месторождения до Местийского перевала.
Во время привала, сидя с пустыми желудками, мы с энтузиазмом обсуждали перспективы развития открытой нами магнитной аномалии.
— Слушай, а может быть, компас просто врет?— неуверенно спросил Борис.
— Компас никогда не врет! — с апломбом ответил я и начал устанавливать его на гладком камне. Взяв направление на ориентир — рыжеватый скальный выход, мы прошли несколько шагов.
— Давай сверим направление еще раз,—предложил Борис. Я отодвинул защелку, и... компас показал на 90° в сторону: вместо азимута 350° наш ориентир стал на азимут 80°. Борис снял рюкзак, положил ледоруб и сориентировал карту. В его руках компас опять показывал азимут 80°. Что за чудо?
«Чудо» первым разгадал Борис:
— Остолопы! Ведь мы сверялись по компасу, держа ледоруб в руках. Конечно, стальная головка ледоруба отклоняла стрелку...
К вечеру мы были в лагере. Почти пять дней занял у нас путь из Местии. Три дня пропало из-за неумения пользоваться компасом. Но зато мы на всю жизнь усвоили: «Компас не врет!»
ВЫХОД ИЗ ОКРУЖЕНИЯ

Это было несколько лет спустя.
С тяжелыми боями советские войска отходили на восток. На небольшой станции южнее Брянска мы услышали тревожную весть: гитлеровцы высадили десант в районе станции Комаричи и овладели Орлом. Теперь наше подразделение оказалось в ста двадцати километрах за линией фронта, в глубоком немецком тылу.
Выполнив задание, решили пробиваться на восток, к своей части.
Я был выбран начальником штаба нашей небольшой группы. Сразу же по карте наметили маршрут: нужно было пересечь несколько шоссейных дорог и большаков, охраняемых немцами, пройти Навменские леса, выйти к дремучему Кудеяру (по рассказам лесников, в тех местах когда-то укрывался разбойник Кудеяр), а оттуда — к Белеву.
Мы попытались идти днем, но были обстреляны. Гитлеровцы устраивали засады, чтобы не пропускать окруженцев; часто у дорог завязывались ожесточенные бои. По дорогам патрулировали немецкие танки и танкетки.
Буквально на каждом шагу валялись листовки с «последними сводками» о взятии Москвы. Невзирая на это, отдельными командами, подобно нашей, а также целыми подразделениями и частями шли бойцы Брянского фронта на восток. Им помогали партизаны.



За ночной переход мы делали по тридцать-сорок километров. Приходилось пробираться сквозь густые заросли дремучего леса, по пояс брести в холодной осенней воде брянских болот. Несмотря на темные октябрьские ночи, мы ни разу не отклонились от намеченного пункта более чем на один-два километра. Маленький туристский компас ни разу не подвел за все время этого изнурительного двухнедельного ночного марша.
Однажды на рассвете мы встретились с одной «бескомпасной» группой, которая, как и мы, пробивалась к своей части. Пожилой майор подошел ко мне, вынул массивные золотые часы и предложил: «Махнем на компас». Я отказался.
— Он собирается с этим компасом путешествовать по Кавказу и Памиру,— сказал майору заместитель политрука Василий Лебедь. И хотя эти слова в то время звучали как сказка, они сбылись.
Недавно мы с подполковником Сергеем Гнедко, который приезжал ко мне в гости с дальней южной границы, вспомнили об этих днях.
И я вынул свой старый компас, которому довелось в тридцатых годах прокладывать маршруты на моих первых туристских тропах, в сороковых — выводить бойцов из окружения, а в пятидесятых — снова брать азимуты на лесные сторожки, в Крымском заповеднике, на Закарпатские колыбы...
Где предстоит побывать моему верному спутнику в шестидесятых годах?
Верится, что это будут дальние пути по необъятным просторам нашей любимой Родины.


Автор:
Оценка статьи: ОтвратительноУжасноПлохоСреднеХорошоПохвальноОтличноПревосходноПрекрасноВеликолепно! [Голосов: 0]


Мнение[Ваше мнение]

Страницы:
  • [Вернуться]

  • Статьи раздела

    Новости раздела

    Новости путешествий

    Кабардино-Балкария снова встречает туристов Кабардино-Балкария снова встречает туристов Кабардино-Балкария становится все более привлекательным ...

    знаете ли вы?

    Лучшие месяцы для крымского отдыха Лучшие месяцы для крымского отдыха Для основной массы человечества самые любимые месяцы отдыха – это летние месяцы. Каждый день хорошая погода и солнце это основа ...

    Читайте нас в Twitter