«Последние грибные дни» Геннадий Бородулин

Опубликовано: 30/06/2013 Читателей: 1408 Нравится

«Последние грибные дни» Геннадий Бородулин Последние грибные дни. Толик Агдеев, полковник в отставке, мой давний товарищ по аэроклубу, уже две недели звонит мне и уговаривает съездить в его любимые места по грибы. Он и сам давно бы съездил бы, да свой УАЗ этим летом разбил, опрокинувшись на нем при последней поездке на рыбалку. И теперь уговаривает меня. В этом году грибов пропасть. Я уже довольно собрал для себя, много раздал их своим близким и знакомым. Но повидать новые места, испытать себя и машину по бездорожью – это выше моих сил, этому я этому противиться не могу. Собираю свою компанию, звоню Анатолию, и в путь.

Путь то в принципе знакомый. Через деревни Сущево, Щукино, в сторону озера Вымно, в народе называемым Спортивное. Дорога до озера вполне приличная, а дальше никаких дорог, кроме лесовозных. Зимой мы ездили в эти края на рыбалку, но это зимой, когда пусть перемело, пусть глубокий снег, но грунт скован морозом. А сейчас осенью, это не дороги - это полигон для испытания автомобильной техники. В который раз, мысленно, я благодарю наших конструкторов создавших такой автомобиль, как УАЗ. Его неприхотливости, простоте обслуживания и проходимости нет равных в автомобильном мире.

- Вон там, на бугре, с «лесовозки» сворачивай налево, – говорит Анатолий, сидящий со мной рядом в кабине и выполняющий обязанности штурмана.

- Там дальше хорошая, накатанная дорога. – продолжает он. Еще бы, кому не знать, как не ему. Ведь это его места. Сюда он ездит и на охоту, и на рыбалку, и в грибы. А я впервые. Места действительно чудные. Громадные боровые ели и сосны чередуются с молодыми посадками. Низины с ручейками и болотцами, поросшие низкими, почти карликовыми березками, разделены

невысокими, но очень крутыми, сплошь заросшими лесом холмами. Ко всему этому добавьте последние, уже угасающие краски осени и вы представите себе эти незабываемые места.

- Смотри, смотри. – не громко, словно боясь кого-то спугнуть, говорит мне Толик. Я сбрасываю «газ» и замедляю скорость, вглядываясь туда, куда мне он показывает. Две большие темно-серых птицы, в метрах семидесяти от нас, как обычные деревенские куры роются в дорожном песке, собирая камушки. Машина практически останавливается. Из пассажирской кабины выглядывают Константин с Алексеем.

- Кто это?- спрашивает тихо Леша.

- Глухарки, – так же тихо отвечает ему Анатолий. И продолжает дальше: – где-то рядом должен быть и глухарь, они всегда рядом. Птицы, недовольные нашим появлением, нехотя, после не большого разбега отрываются от дороги, и плавно набирая высоту, садятся на верхушку большой, старой, уже почти сбросившей всю листву осине. Мы же продолжаем, не спеша двигаться дальше.

- А вот и он. – говорит Анатолий. Впереди прямо перед нами глухарь. Огромный, мощный, в ярком своем оперении, краснобровый – он завораживает нас. Птица заметила нас, но не собирается уступать нам дорогу. Здесь хозяин он, а мы пришлые, и это его территория. Мы рады этому. Останавливаемся и разглядываем это чудеснейшее создание природы. Пытаемся тихо выйти из машины. Не получилось. Завидев людей, глухарь, оглушительно хлопая своими огромными черными крыльями, тяжело взлетает в прозрачное осеннее небо. Счастливо тебе чудо – птица, спасибо тебе за красоту.

Наконец мы на месте. Выходим из машины, разминаемся, берем свои ведра и корзинки, и расходимся в стороны. Толик незаметно исчезает. Понятно, ушел один в свои заветные грибные места, не хочет никому их показывать. Я с Алексеем направляюсь в посадки, а Константин с Владом идут в небольшой смешанный лес. Грибов мало, теперь их уже приходится высматривать, а они старательно прячутся от нас, где только возможно. Да и гриб уже не тот, он на отходе. Белых почти нет, а мои любимцы подосиновики настолько изменились, что их и не узнать. Ножка гриба стала тонкой и короткой, его замечательная яркая оранжевая шляпка побурела, стала невзрачной и незаметной. И весь он как бы прижался к земле, стараясь укрыть себя от утренних заморозков облетевшей листвой и пожухлой осенней травой. Пока еще много подберезовиков. Это распространенный не прихотливый гриб, он часто встречается далеко на севере, и даже в полярной тундре. Достаточно и маслят. И хотя с ним много хлопот при очистке, мне этот гриб очень нравится. Сейчас они стоят группками, рядками, крепкие как солдатики. В это время их можно брать не глядя, с первыми заморозками червь их не берет.

Осенняя погода переменчива. С утра густой туман, ближе к полудню солнышко, а там смотришь, нахмурило, и начался дождь. Сначала небольшой, почти не заметный, потом все сильнее и сильнее. Дождь заставляет нас закончить поиски грибов и вернуться к машине. Все на месте, кроме Анатолия. Начинаем сигналить и кричать ему. Пока его нет, надеваю плащ – палатку и иду побродить в округе, рядом с машиной. Все кругом исхожено нашими ребятами, но мне везет, да еще как! На небольшом бугре, сплошь заросшим крапивой, нахожу десяток «зонтиков». Я не знаю их правильного названия, и поэтому мы их зовем так. Внешне они похожи на гигантские поганки, достигающие в высоту до полуметра, с большой, серой, покрытой бородавчатыми наростами шляпой. Это гриб деликатес, попадается он крайне редко, и умело приготовленный по вкусу своему напоминает поджаренную курицу. Обрезаю ножки грибов и разбрасываю их здесь же на месте сбора, в пищу они не пригодны. Возвращаюсь назад к машине. Все в сборе. Загружаем наши трофеи в Уазик и путь. Все довольны, расслабленны, грибы для этого времени не плохие. Анатолий набрал немного, всего ведро, зато самых отборных белых грибов. Он доволен, побывал в любимых местах, отвел душу, набрал замечательных грибов.

- Нет, чистить и готовить я сам их не буду, – говорит он мне, мельком поглядывая на дорогу,

- вот приедем сейчас, позвоню подруге. Придет, почистит, поджарит грибочки с лучком да на

сковородочке. И останется у меня, – мечтательно продолжает он. Толик опять холостяк, но мужик он видный, бабы кладут на него глаз, особенно молодые, не смотря на то, что ему перевалило за полсотни. Дорога тем временем становится хуже, мы выехали на «лесовозку». Машину швыряет из стороны в сторону. Объездных путей нет. Вместо дороги – ухабистая, глинистая, заполненная водой колея. После очередного ухаба, Анатолий оглядывается назад, в пассажирскую кабину и говорит:

- Твою мать Гена, рассыпались мои грибы! Давай остановимся и соберем.-

И прекрасно понимая, что останавливаться нельзя, обреченно машет рукой. Тем троим в пассажирской кабине тоже не весело. Машину швыряет, и они при этом, держась за поручни, умудряются еще удерживать и емкости с грибами. Константин и Влад сидят у передней перегородки. Алексей, ухватившись зачем-то за кусок автомобильной камеры, прикрученной к потолку кабины для перевозки летних удочек, сидит на правом боковом, откидном сидении. На очередном ухабе машину подбрасывает, а с нею и тех, кто находится в ней. Леша, находясь в полувзвешенном состоянии, сначала ударяется головой о потолок кабины, а затем падает мимо своего сидения на пол и при этом обрывает один конец камеры. Он приподнимается, но неумолимой силой инерции его тянет назад, к грузовым дверям. А единственной преградой этому закону физики – тонкая автомобильная резина. Внезапно автомобиль резко тормозит, попадая передними колесами в поперечную канаву. От ударов головой и копчиком Леша совсем перестает соображать, что происходит. И в этот момент рвется туго натянутая резина, придавая Алексею дополнительное ускорение и тем самым лишая его последней связи с окружающим миром. Лешино, почти стокилограммовое, ничем более не удерживаемое тело, как тяжелый снаряд, выброшенный из пращи, сопровождаемое его же криком: «Эх, твою…», устремляется вперед на Константина. И тот, предчувствуя скорые большие неприятности, выбрасывает вперед руки и ноги, чтобы смягчить удар этого тела. Налетев на неожиданную преграду и достаточно примяв ее, тело отправляется назад. Однако, твердо памятуя о рассыпанных грибах, Алексей старается не упасть на них. Чего правда не происходит. Оказавшись лежащим на спине, среди грибов, он пытается встать, причем делает это каким то странным никем не испытанным способом. Поза его - напоминает неправильно выполненный акробатический «мостик». Опираясь руками, подогнув колени, едва приподняв от пола зад и спину, запрокинув голову назад, он некоторое время еще так стоит, не оставляя надежды подняться. Но в это время машина начинает двигаться вперед, выползая из глубокой колдобины, при этом угол наклона пола резко меняется на противоположный. Пол в машине от грибов уже такой же скользкий, как лед на горном катке Медео. Алексей - не меняя позы, на руках и ногах медленно, головой вперед скользит к грузовым дверям. Затем, по всей видимости, устав от этого неудобного положения, и плюнув в душе на все эти грибы, он переворачивается на правый бок. Машина проваливается в очередной ухаб, и Алексей, залихватски заложив правую руку за голову, весь в
грибах подъезжает к ногам Константина. Тот пытается ухватить его за ноги, но при новом ухабе Алексей не меняя позы, плавно возвращается к грузовым дверям. Короткая вынужденная остановка, позволяет Леше изменить позу. Теперь уже на четвереньках он пытается добраться до своего сидения. Константин, едва сдерживая смех, помогает ему подняться и сесть на место. Алексей не возмутим. Он едва ли осознает, что с ним сейчас произошло и поэтому абсолютно спокоен. Дорога понемногу становится лучше и Леша, видя последствия своих перемещений по кабине, приходит в «тихий ужас». Затем, опустившись на четвереньки, начинает тщательно собирать то, что осталось на полу от отменных Толиных грибов. Внимательно, и как-то грустно глядит в ведро на получившееся месиво, вздыхает и перекладывает из своего ведра несколько крупных боровиков в ведро Анатолия. Затем вытирает об испачканные грибами брюки, испачканные грибами руки, опять вздыхает, закуривает и отворачивается к окну.




Всего того, что происходит в пассажирской кабине, мы с Анатолием не видим. Нам не до этого, следим за дорогой. Выбравшись на приличную дорогу Толик, предлагает остановиться и собрать с пола рассыпанные грибы.

- Не нужно, уже собрали. Поехали дальше.- доносится из кабины пассажиров, чей то голос. Едем, курим, травим анекдоты. Незаметно приезжаем в город. Первого высаживаем Анатолия. Он прощается со всеми за руку, благодарит за поездку, за компанию приглашает к себе домой. Костя подает ему из машины его сумку, плащ-палатку, а Алексей подает ведро с грибами, но при этом почему-то отводит глаза. Да и в гости к Анатолию от чего-то зайти не обещает.

Константин пересаживается на свободное место в водительской кабине, и мы отъезжаем от дома Анатолия. По пути к его дому он рассказывает мне о Лешиных злоключениях. Слушая его рассказ, я прекращаю движение, так как не могу управлять машиной из-за смеха. Оборачиваясь, гляжу на Алексея. Он очень серьезен, но несколько смущен. И опять новый взрыв хохота сотрясает наш Уазик.

День, прекрасный день уходящей осени, как ты был хорош сегодня.

Геннадий Бородулин

(Фото А. Бакаев)


Автор:
Оценка статьи: ОтвратительноУжасноПлохоСреднеХорошоПохвальноОтличноПревосходноПрекрасноВеликолепно! [Голосов: 1]


Мнение[Ваше мнение]

Страницы:
  • [Вернуться]

  • Статьи раздела

    Новости раздела

    Новости путешествий

    Что ждёт российских авиапассажиров? Что ждёт российских авиапассажиров? Туристов из России пугают огромными очередями в аэропортах ...

    знаете ли вы?

    Некоторые мифы о ПВХ-тканях для производства надувных лодок Некоторые мифы о ПВХ-тканях для производства надувных лодок Первый миф связан с существованием пятислойной лодочной ПВХ-ткани. Он основан на том, что для повышения прочности полихлорвинила до ...

    Читайте нас в Twitter